November 12th, 2017

При наличии в собственности у гражданина нескольких квартир

Оригинал взят у mos_jkh в При наличии в собственности у гражданина нескольких квартир
вычет по налогу на имущество физлиц должен быть предоставлен в отношении каждой из них

Минфин России разъяснил, что при наличии у гражданина нескольких объектов недвижимости жилого назначения (к примеру, квартир)
Collapse )

Число банкротств компаний приблизилось к историческому рекорду

Число банкротств в России почти достигло исторического рекорда, установленного в 2009 году, подсчитал Центр макроэкономического анализа и прогнозирования. Из-за падения доходов населения все чаще банкротятся строительные компании

Количество банкротств в России в третьем квартале вновь выросло, констатирует Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП). По сравнению со вторым кварталом их стало больше на 3% (эксперты делают поправку на сезонность). В сопоставлении с июлем—сентябрем прошлого года число банкротств увеличилось на 12,4%, до 3227.

На рост банкротств влияют два фактора, полагают аналитики. Первый — слабый потребительский спрос: реальные располагаемые доходы населения падают 12 кварталов подряд. За первые девять месяцев этого года они снизились на 1,2%, по данным Росстата.

«У нас не было такого длительного периода падения реальных доходов населения. Весь бизнес, ориентированный на потребительский спрос, пострадал наиболее сильно в этот кризис, и тренд здесь пока негативный», — подчеркивает председатель совета Московской международной валютной ассоциации, экс-глава департамента макроэкономического прогнозирования Минэкономразвития Кирилл Тремасов.

Вторая причина — медленное снижение ключевой ставки, считает ЦМАКП. В начале года она находилась на уровне 10%, а к концу октября снизилась лишь до 8,25%, в то время как инфляция падала более быстрыми темпами: преодолев таргет Центробанка в 4% еще летом, к концу октября она в очередной раз обновила постсоветский рекорд и достигла 2,7%. Президент Владимир Путин говорил, что это должно стать фактором снижения ключевой ставки. Но директор департамента денежно-кредитной политики ЦБ Игорь Дмитриев в четверг на круглом столе в ВШЭ о снижении ставки рассуждал сдержанно: «Сама по себе разница между ставкой и инфляцией ни о чем не говорит. Важен баланс рисков. За ним и следим». В месячных темпах дефляции до конца года не будет, а инфляция в следующем году вернется к 4% год к году, уверен он.

При анализе масштаба банкротств ЦМАКП опирается на официальные объявления о дефолтах и сайт Единого федерального реестра сведений о банкротстве.

Запас прочности иссяк

С точки зрения бизнеса ставка снижается «непонятным образом», слишком медленно, говорит член президиума генерального совета «Деловой России» Михаил Левчук. И это ощутимо в условиях особенностей последнего кризиса. Если прошлые кризисы компенсировались тем, что за счет девальвации рубля с рынка уходили иностранные товары, уступая место отечественным компаниям, то теперь такого эффекта нет, напоминает он: «Механизм скачка национальной валюты не сработал». Впрочем, в последние несколько месяцев динамика «скорее положительная», признает Левчук.

«Достигнутый по итогам августа—сентября уровень банкротств даже немного превысил пиковое значение марта 2015 года», — указывает ЦМАКП. Он лишь на 2,1% ниже исторического максимума октября 2009 года.

Проблема в том, что у многих компаний, которые не обанкротились еще в 2015 году, уже «иссяк» запас прочности, пессимистично указывает макроаналитик Райффайзенбанка Станислав Мурашов. Экспортеры еще могли защититься слабым курсом, но по прошествии двух лет этот фактор, а также тенденция по сокращению издержек уже не оказывают столь значительный эффект, считает он.

В нынешних условиях политика ЦБ не так важна, полагает Мурашов. Ставка ЦБ не главная проблема, ведущая к банкротствам, говорит и Тремасов: «Если банк видит, что спрос на вашу продукцию слабеет, он не перекредитует вас ни при каких ставках». Банкротства обычно связаны с небольшими компаниями, а им кредиты выдают в лучшем случае под 15%, указывает Мурашов,​ на этом фоне масштабы снижения ставки довольно незначительны. Тем более такие фирмы как правило берут «перехватывающие» кредиты — на финансирование текущей деятельности, а не для долгосрочных инвестиций.

Кто банкротится больше всех

Интенсивность банкротств в третьем квартале увеличилась почти во всех отраслях. Она вернулась к максимальным значениям в торговле (300 банкротств в сентябре), пищевой промышленности, машиностроении. Всего в сентябре обанкротилось 1127 предприятий. Незначительно (на несколько единиц) снизилось число банкротств лишь в сфере коммерческих услуг и металлургии.

Наиболее негативная динамика наблюдается в строительстве. Число обанкротившихся компаний в этом секторе больше года ежемесячно обновляет исторические максимумы (в сентября 242 банкротства), видно из данных ЦМАКП. Ипотечное кредитование, которое могло бы прервать этот тренд, хоть и растет, но раньше оно росло гораздо большими темпами, напоминает Мурашов, а от слабого потребительского спроса строительство страдает довольно сильно. Вряд ли ситуация в жилищном строительстве изменится, так как для этого у граждан должна появиться уверенность в экономических перспективах, считает он, в целом же эту отрасль тянут вверх проекты инфраструктурных компаний и государства, а им дефолты не грозят.

Левчук из «Деловой России», который занимает должность исполнительного директора в компании по разработке систем безопасности, также наблюдает негативные тенденции в строительстве: «Мы приходим за строителями. Соответственно, мы эту динамику [банкротств] видим. Коммерческое строительство полностью остановилось».

Однако стройка — «специфический сектор», замечает Тремасов: «Тут банкротства могут быть частью схем участников».
Автор: Антон Фейнберг.
Теги: ЦМАКП , банкротства

Подробнее на РБК:
http://www.rbc.ru/economics/12/11/2017/5a05ca979a79475a8a66f090?from=main

БАНКРОТСТВА ПОШЛИ ВАЛОМ Вставание с колен закончилось: «Финансовое оздоровление уже невозможно»

Оригинал взят у wowavostok в БАНКРОТСТВА ПОШЛИ ВАЛОМ Вставание с колен закончилось: «Финансовое оздоровление уже невозможно»
 
Глава госкорпорации "Ростех" С.Чемезов заявил о необходимости банкротства "Тракторных заводов" и о планах Ростеха , по поводу их военных активов


ТАСС АВТОР: СТОЯН ВАСЕВ

Глава госкорпорации "Ростех" С.Чемезов заявил о необходимости банкротства "Тракторных заводов" и о планах Ростеха , по поводу их военных активов





Как заявил глава Ростеха Сергей Чемезов, крупнейший машиностроительный концерн России «Тракторные заводы» будет объявлен банкротом. Его долги составляет 85 млрд рублей и, по признанию Чемезова, «финансовое оздоровление компании на данный момент уже невозможно». Это не банк, с такими долгами не помогут, говорят аналитики, отмечая падение спроса на сельскохозяйственную и дорожную технику за три кризисных года. Формальное окончание кризиса - рост промпроизводства и ВВП, совпало, очевидно, с накопленным напряжением в различных секторах экономики, поскольку число банкротств нарастает

БМП направо, сеялки налево

«Я считаю, что нужно обязательно банкротить предприятие, потому что никакое финансовое оздоровление не поможет. Предприятие находится в крайне тяжелом финансовом положении, там огромные долги»,  — цитирует слова главы Ростеха Сергея Чемезова о концерне «Тракторные заводы» (КТЗ) агентство ТАСС. План выхода КТЗ из кризиса был запущен в декабре 2016 года. ВЭБ как его крупнейший кредитор получил в собственность военный дивизион и передал его в управление «Ростеху». Планировалось, что к рентабельности концерн вернется во втором квартале 2017 года, однако этого не произошло, несмотря на господдержку производства сельхозтехники.



Collapse )

ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ …...

Оригинал взят у 7freiheit в Рудо де Рёйтер. Банкиры и евро. (Деньги - грязь, жалко, что грязь не деньги.)
Мои пять копеек.

Евро - очень удобные деньги, хорошо помещаются в портмоне, правда, по дизайну бледноваты. Металлические еврики - тяжеловаты, я их не люблю. В Европе банкоматы не выдают по 5 евро, кроме бедной Прибалтики. И в ходу чаще 10, 20, 50 евро. А вот по 100, 200 и 500 евро мы здесь не увидим в магазинах, они большая редкость, особенно в бедных восточно-европ.странах, как Эстония. Национал.элита, разумеется это не ощущает. Зато они охотятся с помощью KAPO за более удачливыми соратниками, под видом борьбы с коррупцией.

* * *

Рудо де Рёйтер, Независимый исследователь, Нидерланды

Оригинал статьи The bankers and the euro

Через 18 лет после запуска евро все еще не работает.
По-прежнему не хватает какого-то существенного элемента, чтобы сделать его долговечной валютой. За кулисами центральные банки все еще держат его на плаву временными аварийными решениями.

Вкратце

Банки выдают деньги, которые не существуют. Заемщики получают некую учетную запись, ваучер своего банка. Имея это, они могут распорядиться, чтобы банк осуществил их платежи. Банки проводят взаимозачет всех платежных поручений друг друга, и в конце дня выплачивают только оставшуюся разницу. Таким образом, банки могут работать с очень небольшим количеством денег. Однако с очень небольшим количеством денег растет риск, что они не смогут покрыть возникающие убытки. Банки снижают этот риск, предоставляя все больше займов, таким образом выпуская все больше учетных записей в обращение (инфляция). Это уменьшает ценность каждой денежной единицы и позволяет заемщикам легче погасить задолженность.

Однако этот метод имеет недостаток. Наращивание непогашенных кредитов означает все больший процент к выплате. Все эти проценты к выплате в итоге включаются в потребительские цены. В 1950 году эта доля в потребительских ценах составляла всего 7 процентов. К середине 70-х годов она удвоилась. (Сегодня составляет более 35 процентов!) С 1974 года доля процентов также увеличилась и в налогах. Во время смятения, последовавшего за отменой золотого стандарта в 1971 году, банкирам удалось убедить правительства G10 больше не брать в долг у своего центрального банка (без процентов), а заимствовать у частных банков под проценты. В последующие годы проценты по процентам вызвали взрывной рост государственных долгов. Затем десятилетия сокращения бюджета и приватизации разрушили многие социальные и культурные достижения и коренным образом изменили страны "большой восьмерки". Сейчас финансисты диктуют правила.

Предела потребности экспансии банков не существует, но есть предел суммы процента, которую может заплатить население. Вот почему, уже с шестидесятых, банкиры лоббировали открытые границы, чтобы паразитировать на более широком населении. Именно там мечты некоторых еврофилов о единой европейской валюте смешались с настоятельной необходимостью экспансии банков. В появившейся впоследствии еврозоне банки получили свободу передвижения капитала в 1990 году, а через десять - и сам евро. Тем не менее, зона евро была (и до сих пор есть) далека от готовности обрабатывать единую валюту. В частности, чтобы поддерживать денежное обращение, необходима централизованная фискальная система, которая препятствует формированию запасов денег в одних местах, в то время как в других деньги заканчиваются. Отсутствие такой централизованной фискальной системы уже привело к серьезным неприятностям в некоторых странах. Сегодня центральные банки применяют бухгалтерские уловки, чтобы несколько стабилизировать обращение евро, продлевая ему жизнь хоть на некоторое время.

1. Ранее "евро"

Евро - не первая европейская валюта. Стоимость предыдущей европейской валюты была равна стоимости золота или серебра, которое которые содержались в монетах. Текущий евро не поддерживается ничем. Европейский центральный банк может свободно создавать и тратить его. И это приводит к странным ситуациям

• Первый евро

В XVI-м веке различные монеты чеканились в богатых серебром долинах Богемии, каждая с названием ее собственной долины. Первым был Joachimsthaler в 1518. Их назвали "Thalers" на немецком языке. (Tolar на чешском языке, доллары на английском языке, daalders на нидерландском языке).

С 1566 года в Святой Римской империи был введен талер со стандартным содержанием серебра.
В разных странах были разные подразделения. Хотя стандартное содержание серебра несколько раз менялось, монета использовалась сотни лет по всей Европе.

• Второй евро

В XIX веке в обращении находились серебряные и золотые монеты. В международных платежах монеты часто плавились. Чтобы обойти это, в 1865 году Франция, Бельгия, Швейцария и Италия решили сделать монеты равной ценности с 4,5 граммами серебра или 0,29 грамма золота. Испания, Греция, Румыния, Болгария, Сербия, Сан-Марино и Венесуэла представили аналогичные монеты. Скандинавия начала свой собственный валютный союз в 1867 году.

Вскоре, возникла проблема "латинского" валютного союза, которая состояла в том, что цены на золото и серебро были нестабильны и к тому же колебались относительно друг друга. Затем серебряная монета была снова недооценена, потом переоценена. Кроме того, экономическая ситуация в разных странах была различной, что приводило к нехватке монет в одной стране, тогда как в другом месте скапливались большие запасы. Это потребовало новых конференций, уточнений, новых правил, и в 1873 привело к эксклюзивному выбору золотого стандарта. Долги, войны и печать бумажных денег привели и этот валютный союз к краху в 1926 году.

2. Предоставление несуществующих денег

Изобретение паровоза (1804), телеграфа (1837), телефона (1876), лампочки (1879) и автомобиля (1883) привели к огромному спросу на инвестиционные деньги.

• От ювелира к банкиру

Когда началась промышленная революция, богатые люди и купцы обычно поручали за небольшую плату заботу о своих золотых монетах ювелиру, потому что у него было безопасное хранилище. В этом случае ювелир писал квитанцию (обещание), по которой владельцы монет могли их вернуть, но еще также могли использовать ее, чтобы покупать товары. Заработав золотые деньги, он также предоставлял кредиты. Большинство заемщиков предпочитало иметь обещание, вместо того, чтобы передвигаться с мешком золотых монет. Таким образом, золото обычно оставалось в хранилище.

С возрастающим спросом на кредиты ювелир также начал ссужать золото своих вкладчиков. Последние потребовали свою долю прибыли, и на этом пути ювелир стал банкиром, который, с одной стороны, получал в доверительное управление золотые монеты и, с другой стороны, предоставлял их другим клиентам.

Но когда спрос на кредиты продолжал возрастать, он также начал выдавать векселя на золотые монеты, которых у него вообще не было. До тех пор, пока не слишком много клиентов одновременно требовали свои золотые вклады, никто не заметил бы этого, и этим способом банкир мог получить еще больше прибыли.

• Частичное банковское резервирование

Это стало началом кредитования несуществующих денег. В финансовой литературе это называется "частичное банковское резервирование". (У банков есть только часть денег, необходимых для выплаты того, что они должны своим клиентам.) Эта система теперь стала стандартной во всем западном мире. [3] Несмотря на то, что этот процесс окружен законом и регулированием, с точки зрения этики он остается мошенничеством и сопоставим с контрафактными деньгами. Это основная причина бесконечных проблем с банками.

• Турбулентный рост в США

Примерно в 1840 году в США было около тысячи банков. Примерно в 1860 году их было около 1300, у них было около 7000 разных банкнот. И к 1920 году было около 30 000 банков. Этот рост сопровождался регулярными банковскими кризисами, например в 1819, 1837, 1857, 1873, 1893 и 1907 гг., в которых иногда сотни банков терпели неудачу почти одновременно.

• Федеральный резервный банк
Кризис 1907 года был спусковым механизмом для учреждения Федеральной резервной системы в декабре 1913 года. Этот Центральный банк получил исключительное право выпускать официальные доллары, регулировать другие банки и благодаря системе с объединенным хранилищем денег снижать число банкротств среди проблемных банков.

• Центральные банки

Одна из особенностей этих центральных банков заключается в том, что они заботятся о своем собственном доходе и не зависят от правительства. Все это закреплено в их уставах и в специальных законах и правилах.

• Полет вперед

Тот факт, что частные банки одалживают несуществующие деньги, делает их очень уязвимыми.
Конечно, у них недостаточно средств для оплаты остатков всех своих клиентов, если они попросят об этом. Но у них даже недостаточно средств для борьбы с убытками, если произойдет экономический спад, и заемщики больше не смогут выплачивать свои кредиты. Банки пытаются избежать такого спада, создавая постоянную инфляцию. Они делают это, постоянно предоставляя все больше кредитов, это приводит к увеличению количества остатков в обращении, что снижает стоимость каждой денежной единицы. В результате заемщики могут извлечь выгоду из снижения стоимости непогашенных долгов и более легко вернуть их, а банки избегают большей части потерь, которые могут возникнуть у заемщиков без этой инфляции.

Однако этот метод не может использоваться неограниченно. Нарастающие непогашенные кредиты также означают бремя растущего процента, которое увеличивает стоимость товаров и услуг, и в конце концов, должен быть заплачен потребителями. Таким образом, банки не могут жить на том же самом населении бесконечно.

3. Денежное обращение

С кредитами банки постоянно вводят новые балансы в обращение, но последовательные платежи, осуществляемые с этими балансами, не распространяют их спонтанно на все общество, хотя всем нужны "деньги", чтобы жить. Именно правительство обязано взимать налоги и перераспределять эти "деньги" за счет государственных расходов. В этом процессе политика определяет степень, в которой это перераспределение выполняется в полезной, социальной и справедливой форме.

Географически, перераспределение должно также иметь место. Деньги утекают из мест, где потребление выше, чем производство, и достигают мест с большим количеством производства. Налоги должны гарантировать, что деньги изымаются там, где они накапливаются, и откачиваются обратно в места, где возникает дефицит. Это можно сделать, например. путем создания государственных служб или университетов в этих местах. Таким образом, часть налогов из наиболее продуктивных районов идет на менее продуктивные районы. Если этого не произойдет, людям в менее продуктивных местах придется все больше и больше заимствовать, чтобы выжить. А заимствование означает дополнительные банковские остатки в обращении и, следовательно, больше инфляции для всей страны. Вдобавок ко всему, бремя растущего интереса уменьшило бы производительность. Мы этого не хотим. Поэтому в стране действует принцип солидарности.

Обратите внимание, что при слишком низких налогах и/или неадекватных государственных расходах компании и банки столкнулись бы с проблемой, поскольку платежи по умолчанию будут увеличиваться.

4. Евро-план 1970 года

Возрастающие долги приводят к тому, что банки не могут паразитировать на одном и том же населении бесконечно, поскольку в какой-то момент оно больше не может нести бремя чужих прибылей.

Было рискованно позволить банкам свободно перерастать через национальные границы, пока невнятные правила, отсутствие контроля, колеблющиеся обменные курсы и девальвация могут вызвать неожиданности. Поэтому движение международного капитала оставалось отрегулированным и ограниченным.

В рамках европейского сотрудничества с самого начала было желание создать единую валюту. Если бы так случилось, то банки могли бы разрастись беспрепятственно повсюду в Европе. Но, логически рассуждая, такая единая валюта могла бы являться лишь заключительным камнем Европейского союза с централизованной налоговой системой, чтобы гарантировать соответствующее перераспределение "денег", пущенных в обращение кредитами от частных банков. Но банкиры не могли ждать так долго.

Поэтому в 1970 году Пьер Вернер (премьер-министр Люксембурга и сам банкир) предложил общую валюту, которая, по его мнению, могла бы быть реализована в течение 10 лет. Примечательно, что он ссылался на систему Федерального резерва в США и полностью игнорировал огромные различия между европейскими странами.

• Оптимальная валютная зона

Уже тогда ведущие экономисты, такие как Милтон Фридман, предупреждали, что единая валюта может работать только в экономически однородной области, где люди также могут легко перемещаться в места с большой активностью. Но у европейских стран нет эквивалентных экономических возможностей, и возможности для мобильности рабочей силы очень ограничены.

Так или иначе, отчет Пьера Вернера от октября 1970 года был положен в долгий ящик, потому что через полгода финансовый мир изменился.

5. Конец золотого стандарта в 1971 году

В Бреттон-Вудсе в 1944 году 43 союзные страны согласились сохранить постоянный обменный курс против доллара, который, в свою очередь, представлял собой определенное количество золота. Успех доллара также привел к тому, что по всему миру товары, нефть, газ и многие другие продукты торговались в долларах.

Иностранные центральные банки могли обменивать долларовые излишки в США на золото. Однако во время войны во Вьетнаме (1955-1975 гг.) США потратили гораздо больше долларов, чем позволяли им собственные золотовалютные резервы, и в 1971 году больше не могли поставлять золото. Это означало конец золотого стандарта. С тех пор валюты являются фиатными, то есть, вообще ничем не поддерживаемыми. Спрос и предложение на денежном рынке определяют обменные курсы.

6. Тихий переворот 1974 года

До 1974 года правительство заимствовало у центрального банка. И поскольку центральный банк, после удержания своих издержек, выплачивает свою прибыль Казначейству, в этом процессе отсутствовал процент. В 1974 году, выиграв от беспорядков после краха золотого стандарта, банкиры убедили министров финансов из стран G10 больше не брать в долг у своих центробанков (без процентов), но только под процент у частных финансистов. Для банков кредитование правительства не представляет никакого риска. Правительство всегда может взимать налоги. И процент представляет собой бесплатную манну. С этого момента в странах G10 уже сотни миллиардов налоговых денег потекли в банки.

Этот переворот полностью изменил страны G-10. Из-за процента на процент государственные долги подскочили до самого неба.

Рисунок Государственные долги Бельгии, Нидерландов, Великобритании и Канады.

• Неоправданное

Разумеется, ситуация, когда частные банки паразитируют на государственных расходах, неоправдана. Если бы у нас была этически обоснованная денежная система, правительство вносило бы наши деньги в обращение за счет расходов, и банкам было бы позволено брать взаймы и предоставлять только имеющиеся деньги. В этически здоровой системе вообще не должно быть государственного долга. Тогда разница между расходами правительства и налоговыми поступлениями — это просто деньги в обращении.

• Последствия в Нидерландах

Для сокращения бремени задолженности и процентов государственные услуги, такие как газ, вода, электричество, почта, телефон, железные дороги, медицинское обслуживание и т. д. были приватизированы, а расходы на полицию, армию, образование, библиотеки, спортивные объекты, культуру, уход и поддержку слабых граждан значительно сокращены. Частные финансисты, занимающиеся профитом, взяли на себя государственные учреждения. Из прежнего заботливого правительства остался только сломанный скелет, управляемый из Брюсселя, как марионетка на веревке.

• Пластиковые деньги

После молчаливого государственного переворота в 1974 году банки оптимизировали свою прибыль еще дальше, внедряя электронные способы оплаты, такие как кредитные карты, дебетовые карты и интернет-банкинг. Таким образом, они смогли еще больше сократить свою потребность в денежных средствах.

• Базельские соглашения 1988 года

С падением объема денежных средств риски возросли. В то же время банки все более завоевывали свободы, а ограничения на движение капитала в будущей еврозоне в значительной степени исчезли еще до того, как был создан объединенный центральный банк.

В 1988 году центральные банки решили установить требование к капиталу.  При кредитовании предприятий и промышленности банки должны иметь эквивалент капитала в размере 8% от непогашенных займов, 4% по ипотечным жилищным кредитам и 0% по государственным займам. В отношении риска непогашенных кредитов необходимый капитал не представляет большого значения, но эффект этого правила заключается в том, что банки должны каждый раз добавлять часть прибыли в свой капитал, прежде чем смогут одалживать больше.

7. Неполноценный евро

В 1999 году, несмотря на все предупреждения Милтона Фридмана и других, евро был введен в экономически неоднородную область и без необходимой центральной фискальной системы для обеспечения надежного обращения денег.

Банкноты с греческим отпечатком уже существовали, и Греция была приянта в еврозону в 2001 году. Как и предсказывалось, все вскоре пошло не так, как надо. Это случилось не из-за "коррумпированной политики" и "ленивых греков" как долдонят голландские политики, чтобы скрыть недостаток своих знаний и понимания. Когда дело доходит до оценки рабочего времени в странах-членах ОЭСР, то Греция стоит на третьем месте с 2042 часами в год, а Нидерланды на предпоследнем (34-й) с 1425 часами в год. И когда дело доходит до доказанной коррупции, голландское министерство финансов с его привилегиями для компаний, уклоняющихся от уплаты налогов, поступает так же, как и любая банановая республика!

Однако Нидерланды занимают первое место в использовании торговли внутри еврозоны. Из-за отсутствия соответствующей налоговой системы еврозоны они также являются крупнейшим источником бедности и нищеты в странах еврозоны с более низкой производительностью.

• Движение денег в еврозоне

Когда товары из стран с низкими издержками (таких как Нидерланды и Германия) могут свободно импортироваться в страны с более высокими издержками (например, в Грецию, Португалию и др.), потребители будут выбирать более дешевые импортные товары.

Евро исчезают из страны как оплата за продукты импорта, в то время как местные производители банкротятся, растет безработица и падают налоговые поступления. Правительству приходится брать все больше кредитов и, в конечном итоге, сдаваться на милость спекулянтов, которые повышают процентные ставки и заставляют страну зависеть от "помощи".

Чтобы сохранять евро долгое время, необходима единая система налогообложения, чтобы изымать евро оттуда, где они накапливаются, и откачивать их обратно в места, где возникает дефицит.

Евро больше всего накапливаются в Нидерландах ...

В приведенном выше примере 2012 года излишек доходов в Нидерландах, Бельгии, Ирландии и Германии должен быть возвращен странам с дефицитом, таким как Франция, Австрия, Испания, Греция и Португалия. (Обратите внимание, что вышеизложенная ситуация сильно меняется каждый год.)

• Евро пришёл слишком рано

Евро, в конечном итоге, должен быль стать последним камнем в здании Европейского Союза, но банки не могли ждать и срочно нуждались в пересечении национальных границ, чтобы обеспечить свою экспансию.

Евро введен еще до того, как появилась соответствующая система налогообложения в еврозоне. Многие страны евро уже испытали последствия. Страны с задолженностью получили Международный валютный фонд, Европейский центральный банк и Еврокомиссию у своих дверей. Теперь эти страны знают, что означает евро.

Более продуктивные страны ничего еще не поняли. Но в настоящий момент они еще не должны волноваться. На горизонте пока ничего не видно, что указало бы на то, что в скором времени появится система налогообложения в еврозоне, которая будет перекачивать излишки от торговли из стран-экспортеров в страны-импортеры.

Но как дела шли перед евро?

• До евро

Когда страна импортирует больше, чем экспортирует, она может девальвировать свою национальную валюту. Таким образом, импортные товары становятся более дорогими для местного населения. (Греки должны были бы платить больше драхм, чтобы покупать товары в Deutsche Marken.) Для иностранных покупателей местные продукты становятся дешевле. Импорт бы стал затруднен, экспорт бы увеличился, тем самым стимулируя экономику страны. Например, в 1995 году в Греции и Португалии было гораздо больше импорта, чем экспорта. По сравнению с их валовым национальным продуктом их дефицит торгового баланса составлял 11% и 9% соответственно. Однако это не привело к непреодолимым проблемам. Они имели возможность девальвировать свои валюты.

• С евро

Евро работает как фиксированный обменный курс. Страны больше не могут девальвировать свою валюту. Без соответствующей общей налоговой системы менее продуктивные страны неизбежно погрузятся в долги.

• Неравные возможности

Эта ситуация возникает не по вине тех стран, которые попадают в неприятности таким образом. Они соблазнились прекрасными обещаниями процветающей еврозоны. Проблема еврозоны проста. В экономическом плане это неоднородная область. Между странами существуют значительные различия в издержках производства. В основном это обусловлено внутренними различиями между этими странами, такими как различия в климате, состоянии почвы, наличии или отсутствии топлива, сырьевых материалах и достаточной пресной воде, наличии препятствий для транспорта и инфраструктур (горных хребтов или 10 000 островов , как в Греции), а также языковые и культурные различия. Кроме того, средние транспортные расходы могут быть выше, если страна находится на краю еврозоны.

• Лучшее решение

Поэтому наилучшим решением для процветающей Европы является не единая валюта, а хорошее сотрудничество, в котором каждая страна определяет, что ей нужно для импорта и что она может предложить для возможного экспорта. Только когда мы уважаем друг друга, а торговля ограничивается тем, что хорошо для каждого из нас, мы можем создавать процветание для всех. Этого не произойдет, когда мы с яростью будем конкурировать друг с другом и топить самых слабых в болоте долгов.

8. Чрезвычайные решения для евро

Очень скоро были созданы чрезвычайные фонды с сотнями миллиардов евро. Это было сделано не столько для сохранения евро, сколько для защиты кредиторов от убытков.
В 2012 году экстренные фонды сменились ESM, Европейским механизмом стабильности.

Это банк, которому разрешено брать неограниченное количество денег налогоплательщиков из государственных казначейств еврозоны и позволено использовать эти средства в принципе без какого-либо демократического контроля для предоставления срочных кредитов в зоне евро. Тем не менее, Договор ESM был составлен таким образом, что на этот банк нельзя подать в суд. Они могут делать с деньгами все, что захотят. Договор является приглашением к коррупции.

• Количественное ослабление

У банков было мало наличных средств по отношению к непогашенным кредитам, и у правительств был (и все еще есть) высокий суверенный долг после государственного переворота 1974 года. Высокий суверенный долг может поставить под угрозу евро, когда спекулянты вынуждают повышать процентные ставки. С этой точки зрения неудивительно, что ЕЦБ массово скупил государственные облигации, особенно те, которые держали банки. Таким образом, банки получили больше наличных денег, а центральные банки получили государственные облигации.

TARGET-2

Когда клиенты уполномочивают свой банк производить платежи для них, эти платежные поручения группируются в банках, и все исходящие и входящие платежи в основном пересекаются друг с другом. В конце дня только оставшаяся разница передается через центральный банк. Что касается международных платежей, они обрабатываются между национальными центральными банками. В странах евро, начиная с 2008 года, это осуществляется через систему ЕЦБ, называемую TARGET-2.

Здесь центробанки придумали хороший трюк, чтобы удержать евро от провала на некоторое время. Самая большая проблема евро — большой отток евро из южных стран из-за дисбаланса производительности между странами еврозоны.

Центробанки теперь останавливают этот отток бухгалтерским способом. Теперь платеж от греческого импортера немецкому экспортеру выглядит следующим образом: греческий импортер приказывает своему банку выплатить немецкому экспортеру. Банк вычитает эту сумму из баланса импортеров и платит деньги греческому Центральному банку, объявляя, что деньги предназначены для немецкого экспортера. Логически, греческий Центральный банк должен бы теперь заплатить деньги немецкому Центральному банку, который затем переведет их в банк экспортеров. Однако этого не происходит. Греческий Центральный банк сохраняет эти деньги, а немецкий Центральный банк создает новые деньги, которые и будут заплачены банку экспортеров. Центральные банки внутри себя отслеживают, сколько они еще должны получать или все еще должны платить друг другу.

В результате немецкие банки все чаще получают новые деньги из своего центрального банка в качестве оплаты за экспорт. У них наличный излишек. С другой стороны, банки в Греции имеют постоянный отток денежных средств. Чтобы получить новые деньги, они обычно должны продавать высококачественные облигации или акции своему центральному банку и, как обычно, обещают выкупить их в согласованную дату по согласованной более высокой цене. [18] Но при постоянном оттоке денежных средств эти высококачественные бумаги заканчиваются. К счастью, центральные банки также могут принимать и менее качественную бумагу. И поскольку банк должен пообещать их выкупить по более высокой цене, центральный банк все равно сможет получить ту прибыль, которую он хочет. Так что не имеет большого значения то, что именно центральный банк покупает для создания денег для этих банков.
Целенаправленно?

Существование этого решения, по-видимому, показывает, что вообще не нужно было позволять правительствам становиться мишенью для спекулянтов, которые повышали процентные ставки. По-видимому, это произошло специально, чтобы манипулировать правительствами в отчаянной ситуации и заставить их соглашаться с теми изменениями политики, которые пожелали МВФ, ЕЦБ и Европейская комиссия.

9. Когда евро рухнет

С помощью чрезвычайных решений центробанки смогут удерживать евро в течение некоторого времени. Но в конце, единая валюта сведется к солидарности, чтобы ответить для каждого на долги других. Но я не вижу, что это произойдет в Европе в ближайшее время.

А когда евро рухнет? Тогда мы все освободимся от него, и это приключение войдет в книги истории как самый дорогой денежный эксперимент. И когда евро рухнет, он потеряет стоимость, и все долги, маркированные в евро, исчезнут. Прекрасно, не так ли?

Ну, конечно, все зависит от того, получим ли мы что-то лучшее вместо этого. Этот шанс ничтожен до тех пор, пока у нас нет реальной демократии и парламенты позволяют взять себя в заложники трем или четырем партийным боссам, которые вместе в тайных беседах решают, какие законы будут во время их царствования. Эти партийные боссы намерены захватить власть и предотвратить демократическое функционирование парламента через открытые и свободные дебаты со стороны всех парламентариев. Такие плотоядные власти никогда не позволят демократическую денежную систему.

Банк не предоставляет существующие деньги. Банк создает новые балансы с линией бухгалтерского учета, в которой на своем балансе долг заемщика зачисляется на дебетовую сторону, а заемщик зачисляется на кредитную сторону. Создание банковского баланса таким образом сопоставимо с введением в оборот поддельных денег. Баланс берет стоимость аналогичной суммы денег, уже находящейся в обращении. При добавлении этого баланса средняя стоимость всех денег немного уменьшается. Таким образом, новый баланс приходит за счет всех, у кого есть деньги. Единственная разница с фальшивомонетчиками заключается в том, что банкир изымает свои фальшивые деньги из обращения через некоторое время. Он делает это, уничтожая созданный баланс в своем бухгалтерском учете, когда заемщик выплачивает его обратно. Факт остается фактом: в течение всего срока кредита баланс является контрафактным. Кроме того, поскольку банкир все время предоставляет новые кредиты еще до того, как закончились более ранние ссуды, этот обман становится постоянным и имеет тот же эффект, что и у коллег.